Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

«Он был свободный человек!»

https://ahilla.ru/on-byl-svobodnyj-chelovek/?_utl_t=lj 

Евгений Комаров: "Отец Дмитрий был радостным и веселым человеком с очень редким добро-ироничным чувством юмора. Его эпатирующие пассажи в телеинтервью были проявлением этого юмора — который почти никто не понимал вне Церкви. И с этим он, конечно, часто перебирал, не делая снисхождения аудитории: многие его юродские тезисы зрители скорее назовут уродскими"

История отца Войцеха в анекдотах

https://ahilla.ru/istoriya-ottsa-vojtseha-v-anekdotah/?_utl_t=lj 

"Российские грешники удивили отца Войцеха непомерной протяженностью исповеди.
— Вы не знаете, зачем они мне это рассказывают? — пытался выяснить у знакомых отец Войцех.
— Что — это?
— Ну, историю свой жизни, — объяснял священник.
— Ну а как иначе?
— Пусть перечислят мне грехи, а я сделаю разрешение, и делу конец, — объяснял отец Войцех.
— А поговорить?"

Итоги года: лучшие материалы 2019

https://ahilla.ru/itogi-goda-luchshie-materialy-2019/?_utl_t=lj 

Конечно, у нас было множество и других хороших, интересных текстов, простите все, кого мы тут не упомянули. Были и новости, и скандалы, и юмор, немало хорошей прозы от наших постоянных авторов и тех, кто присоединился к нам в этом году.

Оставайтесь с нами и в следующем: и как читатели, и как авторы — мы всем вам рады. Пишите, обсуждайте тексты, предлагайте что-то новое, чтобы новый, 2020 год прошел с пользой и интересно.

Встречи у свечного ящика: записки «тимуровки»

https://ahilla.ru/vstrechi-u-svechnogo-yashhika-zapiski-timurovki/?_utl_t=lj "Жизнь прихода, волонтерство и «тимуровство» — это непросто. Нужно понимать, зачем ты сам сюда пришёл, в этот именно храм. На одной вере в приходе не продержишься. Как искушенная «тимуровка», советую всем приходящим и «горящим сердцем» разносторонне развиваться, читать статьи по психологии, и с любовью и юмором относиться к «православнутой» действительности и суеверному фанатизму. Ведь приходим мы в храм встретить Христа. Хотя, наверное, как в том анекдоте, мы давно Его выгнали за пределы паперти…"

«Правило веры, но без кротости! Невоздержного мучителя яви тя стаду твоему…» — Ахилла

Черный юмор, цветные негры и голубые копы на фоне огненных билбордов — Ахилла

Не обворуй, не обругай и… не обессудь!

Эти забавные (и не очень) случаи произошли на самом деле. Я сам был свидетелем большинства этих анекдотов. Даю честное слово, что ничего не приукрасил для «эффекта».

***

Приходит однажды в храм дедушка, не вполне трезвенький. И говорит, хитро прищуриваясь:

— Я, брат ты мой, конечно, неверующий, но Христа уважаю! Да… И заповеди Его соблюдаю! Все одиннадцать! Щас я их вспомню… Мне их рассказывал энкэвэдэшник, когда я в лагере сидел. Я их на всю жизнь запомнил! И исполняю! Ну, вот, значит, заповеди: э-э, «не обворуй», «не обругай» и, это… а! — «не обессудь»!

***

Приходит в храм женщина.

— Мне нужно елейное масло!

— Простите, — отвечаю, — но «елей» и значит – масло. Это тавтология: «масло масляное».

Вижу: губы у дамы задергались.

— Ну, ладно! Так есть «оно» у вас?

На свою голову задаю ещё один (безобиднейший!) вопрос:

— А зачем оно вам?

Дама задохнулась от злости, развернулась и одним прыжком отскочила к порогу, распахнула дверь и, стоя на крыльце, выкрикнула:

— То им… «масло масляное»! То — «зачем»! Да пошли вы!!!

Продолжение тут: http://ahilla.ru/ne-obvoruj-ne-obrugaj-i-ne-obessud/

Хроники Нарнийской Епархии (окончание)

Ханиил Дармс, послушник дивеевский

89

Чтец Парамон выяснил, что пыль от прессованного химического угля сильно искрит, соприкасаясь с огнём. Путём несложных манипуляций Парамон пришёл к эмпирическому выводу, что если отцу Игафраксу в разожжённое кадило помимо горсти ладана бросить достаточное количество угольной пыли, то даже будничная служба без знака чудным образом превращается в самую что ни на есть праздничную. А полное каждение из скучного действа оборачивается невероятным феерическим перфомансом, где длиннобородый отец Игафракс, окутанный клубами дыма, яко могущественный волшебник Гэндальф, с треском извергает снопы искр. Старушки испуганно отскакивали, а чтец Парамон, задыхаясь от восторга, наблюдал из алтаря за сказочным действием в щёлку, шепча:

— О, Элберет, Гилтониэль! За Гондор! За Хоббитанию!

А грустный отец Игафракс сосредоточенно читал про себя «Живый в помощи», пытаясь вычислить, кто в храме навёл порчу на его кадило.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/hroniki-narnijskoj-eparhii-okonchanie/

Порча


Степан Двойновский

Не успел отец Александр переступить порог часовни, как на него накинулась тетя Даша:

— Ой, батюшка Алекса’! Да что ж такое творится! Ой, миленькай ты мой! – заквохтала она озабоченно, уцепившись за его руку.

Тетя Даша была незаменимым ингредиентом часовни. Ей было уже 70, она много лет работала санитаркой в кардиологическом отделении больницы, но сейчас выходила работать на треть ставки, обычно подменяя кого-то из молодых. В оставшееся время она помогала отцу Александру в часовне: утром приходила первая, мыла полы, протирала пыль, днем частенько сидела в качестве свечницы, вечером вновь мыла полы и закрывала часовню. Отца Александра она безмерно уважала, одновременно горячо, матерински обожая: регулярно приносила ему пирожки, супчику в поллитровой баночке, чтобы «батюшка не голодал».

Верой она отличалась пылкой, больше всего она верила в святителя Николая и великомученика Пантелеимона, а также в акафисты им.

— Что случилось, теть Даш? Нас ограбили, подсвечник уперли? – пошутил отец Александр. Тетя Даша махнула рукой:

— Какой свечник, батюшка! Люди злые, что творят, а?! Ты только посмотри, миленькай, что натворили! – она потащила отца Александра к аналою, подняла икону – под ней лежали обрывки какой-то фотографии. – Ведь это порчу наводят! Ведьма какая-то натворила бесовщину! И когда только успевают – наверно, вчера подсунули, только как узнаешь, кто! Заходили несколько человек, брали свечки, не уследишь ведь за каждым! – тетя Даша сжала в праведном гневе кулак. – Ух, я б ее!

Продолжение тут: http://ahilla.ru/porcha/

Хроники Нарнийской Епархии. Часть 3

Ханиил Дармс, послушник дивеевский

59

Цецилия, заболев, пришла в ближайший храм, чтобы причаститься. Но отец Крисп с первого взгляда невзлюбил её и стал придираться.

— А скажите-ка, Кто для Вас Бог?

Выяснив, что Цецилия считает Бога сводом законов, доброй идеей, придуманной мудрыми людьми, отец Крисп почему-то отказался её причащать. Тогда Цецилия кротко напомнила ему, что бирючиновую аллею близ доброчиннического храма посадила именно она, а с отцом Финеесом она даже крестила детей. Но гордый молодой поп с беленьким крестиком не вменил её подвиги ни во что, и даже хамски предложил за причастием обращаться к отцу Финеесу и отцу Фербу. То есть, Ферму.

60

Отец Евпсихий очень уважал эпистолярный жанр, и за каких-то 6 лет своего доброчинничества написал больше писем, чем сам Клювис Эрролл, основатель Чеширской семинарии. И все были адресованы владыке. И все про отца Псоя, про все-все его проступки. Отец Псой старался не отставать от начальства, и писал владыке на отца Евпсихия. А владыка Иперехий за эти переписки ласково называл их отцом Ангельсом и отцом Скаутским.

61

Раба Божья Дросида ложь ненавидела, но любила правду, и всем её говорила в лицо. Всяческое лицемерие было для неё неприемлемо. Поскольку все остальные правды боялись, приходилось отстаивать истину в судах. Все судьи знали Дросиду в лицо, а попы её опасались и обходили на всякий случай стороной, поскольку не любили правду о себе. У таких-то лже-попов Дросида никогда не целовала руку, и надеялась встретить достойного пастыря, но всё никак не встречала.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/hroniki-narnijskoj-eparhii-chast-3/