Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Скончался игумен Андроник (Трубачев)

https://ahilla.ru/skonchalsya-igumen-andronik-trubachev/?_utl_t=lj 

Игумен Андроник был из известной церковной семьи: отец — диакон Сергий Трубачев, церковный композитор, дед по отцу — священномученик протоиерей Зосима Трубачев, дед по матери — философ и священник Павел Флоренский.

Заигрывал с тираном и был продан в рабство: Платон и государство

https://ahilla.ru/zaigryval-s-tiranom-i-byl-prodan-v-rabstvo-platon-i-gosudarstvo/?_utl_t=lj 

Прот. Александр Мень: "В последней своей книге «Законы» Платон полностью изменяет своему учителю Сократу. Увлекшись идеей умозрительного построения общества, он действительно приходит к тоталитаризму, к власти, которая вмешивается во все; сводит, разводит и размножает людей и контролирует каждый их шаг. Из этого идеального государства изгоняются поэты, инакомыслящие, философы. Если бы Сократ жил в этом государстве, его должны были бы во второй раз если не отравить, то изгнать"

В диалоге с Григорием Померанцем: Автономная этика и теодицея, проблема Каина и «проблема Вертера»

https://ahilla.ru/v-dialoge-s-grigoriem-pomerantsem-avtonomnaya-etika-i-teoditseya-problema-kaina-i-problema-vertera/?_utl_t=lj 

"«Молчание» Бога, отвержение и в случае с Каином, и в случае с Вертером можно истолковать как нежелание Бога быть объектом манипуляции, нежелание благословить магические отношения с человеком. Бог, оставаясь в своей свободе, дорожит этой свободой и ищет таких отношений с человеком, которые были бы ее достойны. Он как бы воспитывает его, понуждает его духовно расти. Конечно, Бог не отвергает ни условного Каина, ни условного Вертера, но Он не благословляет такую форму общения. Поэтому, наверное, для Вертера нужно, прежде всего, осознать свою проблему как проблему Каина. И тогда появится шанс ее решить"

Дракон смерти и запах мокрой соломы: Лев Толстой в поисках смысла жизни

https://ahilla.ru/drakon-smerti-i-zapah-mokroj-solomy-lev-tolstoj-v-poiskah-smysla-zhizni/?_utl_t=lj 

"Толстой не может найти выход из этого адского круга, на страницах его записных книжек заметки о взаимоотношениях разума и веры, человека и пространства, материи и движения. То, что когда-то казалось неоспоримым, теперь подвергается сомнению. Его новое незнание сходно с мужицким. И как он не подумал об этом раньше, мужик, вот откуда придет к нему свет.
«И я обратил взгляд к простым людям, невежественным и бедным, и я увидел совершенно иное».
Эти люди принимали нищету, голод, плохое обращение, болезни, страдания, смерть со смирением. У многих даже в ситуациях самых тяжелых взгляд был спокойным. В любом случае редки были те, кто думал о том, чтобы повеситься. Но разве рассуждения помогали выдержать им все тяготы их существования? Конечно, нет. Они черпали свое мужество в вере самой простой, самой детской, которой учит поп в маленькой деревенской церкви, купол который лишен позолоты. Такая вера возможна только вне всяких споров и рассуждений. Бога, как водку, надо выпить одним глотком, не раздумывая. «Как только человек начинает прикладывать свой ум, только ум, к чему бы то ни было, как неизбежно он приходит к уничтожению того самого предмета, который он рассматривает»"

Тичер

https://ahilla.ru/ticher/?_utl_t=lj 

Дитрих Липатс: "С девчонками вообще стала какая-то беда. В восьмом классе всякая девочка меняется, а для некоторых этот период и вовсе критический. У меня в продвинутом классе была четверка отличниц. Все черненькие, сидят бездыханно, записывают, ручки тянут для ответа. Были мне очень благодарны за легко выполнимые правила записывать все, что видят на доске, и не выбрасывать свои домашние работы. За выполнение правил я давал кредиты, которые помогали в случае провала тестов. У этих четырех все бумажки (тетрадок тут не заведено) были уложены в пластиковые кармашки и подшиты в папочки. Одна даже выполнила в цвете схему взаимосвязи наук, что я как-то набросал для продвинутых на доске. Вокруг семилистого цветка, которым она заменила мой круг, значилось: религия — история — биология — химия — физика — математика — философия. Все это в хорошей композиции, в центре цветка человечек, загляденье просто.
Так вот, все четыре, под конец года, стали явно катиться с калабашек. Особенно одна, мама у которой на дочку повлиять не умела. Лаиша стала ко всему недоверчивой, с лица ее не сходила презрительная нахмуренность, весь вид ее как бы выражал: «что вы там мне все впариваете? Да пошли бы вы все на…» Была она вообще-то обыкновенненькой, но приобретенная агрессивность сделала ее заметной. Недоумки теперь ликовали, как же — их полку прибыло, и ждали от Лаиши новых выходок"

«Не думай о розовых слонах», или Орский епископ о ковиде и эсхатологии

https://ahilla.ru/ne-dumaj-o-rozovyh-slonah-ili-orskij-episkop-o-kovide-i-eshatologii/?_utl_t=lj 

Но мало того, что нас всех чипируют, вакцинируют, отнимут наличку (что может быть страшнее для православных архиереев), — нам еще и не дают гулять с друзьями и посещать храм:

«Страх, а тем более паника — отнимает силы у людей. Нельзя быть с друзьями, нельзя гулять, нельзя посещать храм… За нарушение — штрафы. Повсюду запреты и наказания. При этом не совсем понятно, что же можно и в какой мере?»

Изрядно напугав своих прихожан, епископ Ириней отечески успокаивает их: главное — тут нет духовной угрозы. Духовная же угроза, которую надо бояться, — это кодирование и гипноз

Царь и философ

https://ahilla.ru/tsar-i-filosof/?_utl_t=lj 

Для Чаадаева заканчивался его непрестанный земной поиск истины, переходя во встречу с Истиной за гранью этого мира. Этот поиск приносил ему и горечь идейного и личного расхождения с близкими ему людьми, и официальное шельмование в качестве «сумасшедшего», «латинофила», и общественную травлю. Любил Россию он искренне, но любовь к истине превозмогала. В своей «Апологии сумасшедшего» он дерзновенно написал: «Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами. Я нахожу, что человек может быть полезен своей стране только в том случае, если ясно видит ее; я думаю, что время слепых влюбленностей прошло, что теперь мы прежде всего обязаны родине истиной… Мне чужд, признаюсь, этот блаженный патриотизм лени, который приспособляется все видеть в розовом свете и носится со своими иллюзиями и которым, к сожалению, страдают теперь у нас многие дельные умы».

Урок поучителен: свободная человеческая мысль, как бы ее ни заграждали тяжелой плитой идеологических и религиозных запретов, все равно пробьется и разрушит ее. Но трагедия русской истории в том, что на этой могильной плите государственного консерватизма каждый раз строится весь каркас государства и с ее крушением рушится все здание, в котором гибнут его обитатели, правые и виноватые.

Затрудняюсь ответить

https://ahilla.ru/zatrudnyayus-otvetit/?_utl_t=lj об изменениях в религиозности американцев за последнее десятилетие:

"Большинство тех, кто перестал себя идентифицировать как христианин, не переходит в другие конфессии. Они становятся атеистами, агностиками, а чаще всего — просто затрудняются с ответом на вопрос, который на протяжении тысячелетий был одним из основных для самоидентификации человека"

Священник Святослав Шевченко: Плюрализм в духовных сферах превратит церковную жизнь в хаос

https://ahilla.ru/svyashhennik-svyatoslav-shevchenko-plyuralizm-v-duhovnyh-sferah-prevratit-tserkovnuyu-zhizn-v-haos/?_utl_t=lj 

И наконец священник Святослав уверен, что само по себе открытое письмо — это «внутрицерковный политический манифест»: изначально письмо подписал «костяк… состоящий из либерально настроенных батюшек, которые так или иначе высказывались в поддержку протестных акций или даже открывали для митингующих двери храмов», а уж остальные присоединились «благодаря эффекту „снежного кома“ — из-за уважаемых имен и расплывчатости формулировок „за все хорошее — против всего плохого“».

Философия меча, или провал миссии — Ахилла

https://ahilla.ru/filosofiya-mecha-ili-proval-missii/?_utl_t=lj 

"В РПЦ очень заметен крен в сторону деления людей на «своих» и «чужих», «воцерковленных» и «невоцерковленных», «верных чад» и «заблудших душ» (это в лучшем случае; в худшем — неисчерпаема фантазия наших пастырей, щедро клеймящих нецерковных людей налево и направо). При этом, разумеется, «своим» внушается идея абсолютной правоты, непогрешимости церкви (как общественного института) во всех без исключения вопросах с соответствующим неприятием всего того, что предполагает иное мышление, иную картину мира, иной подход к жизни. Отсюда неистребимая привязанность к ритуалу, то есть к своду определенных правил и строгой последовательности действий, что обеспечивает «своим» безопасное единообразие мнений — отступление от ритуала и единомыслия воспринимается как смертный грех"