Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Проповедь жизнью: памяти о. Павла Адельгейма

"Сидя в кресле за письменным столом, за которым некогда работал отец Павел, я не переставал смахивать слезы, размышляя о человеческом беспамятстве. Ведь в родном для отца Павла храме Жен-Мироносиц нельзя вслух было спросить о книгах, написанных отцом Павлом. Меня удивило, что на вечере памяти отца Павла 5 августа 2017 года не было ни одного священника из Псковской епархии. Неужели такой страх обуял пастырей Пскова, что даже многим обязанные отцу Павлу попы боятся прийти и отдать долг памяти, завещанный нашими традициями?"

Текст Алексея Николаева "Проповедь жизнью: памяти о. Павла Адельгейма" читайте сегодня на нашем сайте https://ahilla.ru/

Сказки

"Взял другую сказку, всем известную «Курочку Рябу». Там нет ни колобков, ни кулебяк, там одно яйцо. Правда, из золота, которое «…дед бил, бил — не разбил, баба била, била — не разбила, а мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось… Дед и баба плачут…» «А чего они плачут? — дочка спрашивает. — Что яйцо разбилось? Так они сами его разбить хотели. Мышка помогла только хвостиком своим…» Я опять задумался. «Понимаешь, — говорю, — Ксюшенька… Яйцо — это символ жизни, символ солнышка. Разбилось яичко — это как погасло солнышко — жизнь кончилась и все умрут…» «Это, папа, — отвечает дочка, — уже и не сказка совсем, а хоррор какой-то…»"
Юмореску Ильи Криштула читайте сегодня на нашем сайте: https://ahilla.ru/

Черепки

Амаяк Тер-Абрамянц: "Я вспоминаю того мальчишку в пионерлагере, с удивлением щупающего древние черепки, и не нахожу с ним ничего общего, ведь прошло более полувека, и если бы нам удалось случайно встретиться на улице, мы не узнали бы друг друга. То было время лепки, когда форма и суть изменяются каждую минуту, и до обжига было еще далеко"

Эссе "Черепки" читайте сегодня на нашем сайте: https://ahilla.ru/

Собачья жизнь

https://ahilla.ru/sobachya-zhizn/?_utl_t=lj 

Рассказ Дитриха Липатса: "Сколько бы ни виделось домашним плохого в предводителе их семейства, я не мог подтвердить, что Натан Семенович был лишь грубым делягой и негодяем. О соплеменниках, переселявшихся в Израиль, он и говорить не хотел, как не вспоминал обокравшего его брата, — считал их предателями. Как-то раз за праздничным столом мой бывший тесть вытянул с полки сборничек стихов Риммы Казаковой, раскрыл наугад и начал читать что-то там про деревенскую глушь. И совсем еще не пьяный, задрожал вдруг голосом, и я увидел крупную, катящуюся по его смуглой щеке, слезу. «Хорошо пишет, девчонка!» — сказал он с теплотой, и мне стало ясно, что не так это просто — приколоть ярлычок на человека, прожившего долгую жизнь"

И поверх костей насадили елочек...

https://ahilla.ru/i-poverh-kostej-nasadili-elochek/?_utl_t=lj 

Интервью с поисковиком Леонидом Вохмяковым о непарадной истории войны:

"То, что пишут маршалы, генералы и реальная война — это две большие разницы. Из современных книг, которые пишут правду о войне — это книга Николая Никулина, который прошел всю войну, писал, как он там воевал, в том же Погостье, книга «Ванька-ротный» Александра Шумилина. Это люди, которые были на переднем крае. То, о чем они пишут, я вижу в своих поисковых работах.
Тот же Невский пятачок, где я был: там высокий песчаный берег, слоями лежат погибшие, то матроса вытащим в бушлате, то бойца в валенках, то — в обмотках, в ботинках. Их там бросали на убой безо всякого результата. Говорят, жизнь на Невском пятачке длилась 18 минут: высадили тебя с берега Невы, а там как хочешь, дальше ты либо раненый, либо погибший. И по крайней мере до семидесятых годов никому дела не было, никто не занимался поисковым движением"

Христина и лев

https://ahilla.ru/hristina-i-lev/?_utl_t=lj 

Первая часть новеллы Елены Суланги:

"— Вы можете быть свободными, — тихо произнес авва Макарий.

— Мы и так свободны! — запальчиво ответил какой-то юноша. — Духом свободны.

— Как знаете. Я никого ни к чему не призываю. Ибо одно дело — понять Путь, и совершенно другое — пройти его. А вы, вы хотя бы поняли…

Голос аввы был усталым и слегка дребезжал. Узники молчали, и каждый из них думал о своем. Наконец, кто-то не выдержал и громко разрыдался. Не разобрать было, мужчина или женщина. И на затухающем фоне тягостного звука в воздухе повис тоненький, почти детский голосок:

— Авва, это правда? Правда, что нас всех спасет Небесный Жених? Он ведь не отдаст нас Одноглазой Смерти, да?

В ответ истерически взвизгнули несколько человек. Потом они стали рыдать и смеяться. Едва ли не все тридцать человек — а примерно таковым было число несчастных — рыдали и смеялись сквозь слезы"

Беги, покемон, беги!

https://ahilla.ru/begi-pokemon-begi/?_utl_t=lj 

Четыре года назад в марте проходил суд над покемоноловцем Русланом Соколовским. Напомним, что одним из вдохновителей этого абсурда со стороны РПЦ был тогдашний викарий Екатеринбургской епархии, епископ, а ныне ее правящий архиерей — митрополит Евгений (Кульберг).

Вспомним сказку Ксении Волянской на эту тему: 

"И вот что выяснилось. Вчера во время всенощной, когда отец Духоскрепкин вышел исповедовать, подошел к нему странный молодой человек. Толстенький, в ярко-желтой рубашке. И поведал, что он — не человек, а покемон (слово это заморское, непонятное батюшка по слогам произнес и почему-то шепотом). Что он не знает, кто его в храм прислал, но он совсем даже не хочет никого смущать и не хочет, чтоб его здесь ловили, а хочет тихонько спрятаться, пожить тут и чтоб его никто не нашел"

Вышла книга Елены Волковой «Глыба Глеба: Запрещеннейший иерей Якунин»

https://ahilla.ru/vyshla-kniga-eleny-volkovoj-glyba-gleba-zapreshhennejshij-ierej-yakunin/?_utl_t=lj 

"Эту книгу я сначала задумала как сборник воспоминаний. Но оказалось, что людям легче рассказывать о пастыре, правозащитнике, политзеке и политике Глебе Якунине, чем писать о нем. Тогда я стала записывать рассказы родственников и друзей, но они были фрагментарными и не складывались в судьбу. Затем я поняла, что многие документы из истории церковного сопротивления малоизвестны или не опубликованы. Я стала изучать архивы Кестонского института (благо, они оцифрованы и доступны всем), «Мемориала», Сахаровского центра, «Архива Митрохина», «Публикации АВ», попросила дочерей отца Глеба, Анну и Марию, ознакомиться с уголовным делом Г.П. Якунина в архиве КГБ. Я им очень благодарна: они ходили туда как на работу, и мы теперь можем проследить историю допросов по Делу № 515"

Как стать знаменитым православным писателем

https://ahilla.ru/kak-stat-znamenitym-pravoslavnym-pisatelem/?_utl_t=lj 

Кстати, мой дорогой православный писатель, запомни важную информацию, гарантирующую успех твоему шедевру: вся «соль» — в диалогах (особенно — в их длине). Диалоги должны быть таковы: грешник бомбардирует «ангела-хранителя» вечными вопросами «а ля Иван Карамазов», а тот ловко направляет их в русло полноводной святоотеческой реки, попутно на нескольких страницах объясняя основы литургики, догматики, аскетики, иконоведения, кураевологии [примечание 2021 г. — кураевология отменяется ввиду впадения в ересь досаждения патриарху и гомоепископату самого уже не святого отца уже не нашего уже почти не протодиакона]

Синий бархат

https://ahilla.ru/sinij-barhat/?_utl_t=lj 

Новелла Елены Суланги: "Алая звезда почему-то погасла. Огонь шипит и потрескивает, и, кроме светового кольца — полная темнота. Может быть, она упала и разбилась? Но ведь не было звука падающего тела, а значит, происходит что-то пугающе непонятное!
Дали свет наконец. Она висела на нижней трапеции, уцепившись за нее ногами, согнутыми в коленях. Бессильно свисающие руки плавно покачивались в воздухе. Она должна была усесться на трапецию и поднять правую руку в приветствии! Но Небесная Танцовщица почему-то не меняла своей странной позы, и это снова стало настораживать зрителей. Тогда трапецию осторожно опустили вниз. Согнутые, словно сведенные судорогой ноги актрисы наконец-то распрямились. Она лежала вытянувшись, не шевелясь, и рубиновая звезда не горела на ее челе. Раздался визг и свист в зале, и тогда снова наступила темнота"