ahilla_ru (ahilla_ru) wrote,
ahilla_ru
ahilla_ru

Один рабочий день

«А кто имеет достаток в мире,
но видя брата своего в нужде,
затворяет от него сердце свое, —
как пребывает в том любовь Божия?
Дети мои! Станем любить не словом
И языком, но делом и истиной».
1 Ин. гл. 3: 17, 18

До рассвета еще далеко. На темной улице видна одинокая фигура дворничихи. На ней ярко оранжевый жилет, длинная юбка и пестрый платок, повязанный узлом на затылке. В ушах традиционные для замужней курдянки золотые серьги величиной с лесной орех.

Шр-шр, швырк-швырк. Ходит туда-сюда растрепанная метла в руках Розы, сметает окурки, бумажки, листья вперемешку с одноразовыми шприцами в аккуратные кучи. Надо успеть к 8 часам, когда из подъездов покажутся первые жильцы.

Как давно она здесь? Считай, с 15 лет, как ее замуж выдали, так она и заступила на этот участок. Сейчас Розе 31. Сколько лет, как один день, пролетело. Перерыв был только тогда, когда она трех сыновей родила. А потом, как муж от туберкулеза умер, и вовсе все в одно — метла да улица — слилось.

Иногда, правда, бывают проблески, если кто-то позовет подъезд убрать или унитаз помыть. (Ее, курдянку, мало кто дальше туалета пустит. На генеральные уборки либо русских, либо грузинок зовут, да таких, чтоб внешний вид имели непозорный.)

Вот интересно, почему так в жизни устроено: человек на человека с прищуром смотрит? Белый на черного косо глядит, русский грузина чуркой зовет, а грузин, в свою очередь, курда в упор не видит.

Розу это раньше очень в сердце кололо. А потом, как к вере пришла, от души отлегло. Не все люди такие. Вот у них в молитвенном доме совсем по-другому. Равноправие. Правда, что братья и сестры.

Пресвитер хорошо так разъясняет: «Нет лицеприятия у Бога».

Сейчас даже представить трудно, чтоб она, Роза, без них всех бы делала, если бы не та встреча с братом Виктором.

10 лет назад после похорон Реваза, Роза себе места не находила, плакала и дома, и в транспорте.

Будто вчера это было. Присела она тогда у мусорного бака, ждала свою напарницу Гуло. Слезы сами бежали из глаз. А в голове крутилась одна и та же мысль, как пластинка заигранная: «Как мне жить дальше?»
Мимо то и дело проходили люди, занятые собой, не видевшие ни Розу, ни ее метлу с ржавым совком. Честно говоря, и Роза их не видела. Не до того было.

Вдруг кто-то тронул ее за плечо и спросил по-русски:

— Сестра, что случилось? Почему вы плачете?

Роза вздрогнула и подняла заплаканные глаза. Перед ней стоял седой голубоглазый человек в немодном пиджаке и серых брюках. «Вот, навязался на мою голову», — пронеслось у нее.

Странный тип присел рядом с ней на парапет, да так естественно, будто опустился на диван, и снова спросил:

— Сестра, может, я могу вам помочь?

Только тут Роза сообразила, как он к ней обращается. Так никто с ней не говорил.

Мало-помалу она разговорилась, рассказала про свою головную боль — троих сыновей, которых как-то надо было поднимать.

Незнакомец слушал внимательно. Потом с азартом предложил:

— Пойдемте к нам, на Каховку — в молельный дом! Вместе что-нибудь придумаем.

Роза задумалась. Идти куда-то с незнакомым мужиком не укладывалось в ее голове. Потом вспомнила, как он к ней прикоснулся, и сказал неслыханное «сестра». И Роза решилась.

Дело в том, что рука руке рознь. Вон, толстый Нугзар, начальник с мусорной конторы, всю дорогу к ней клеится. Знает, собака, что она одна, без мужа. Вот и не теряется.

Она ему недавно сказала: «Я человек верующий!» А он заржал, да так, что золотой крест задергался на потной волосатой груди.

— Да иди ты! — говорит. — Что-то я верующих курдов не видел! Вы кто, солнцепоклонники или мусульмане? — и тут же стал наступать на нее. — А ну, где твой крест? Ты даже некрещеная, а туда же! — и психанул, сам не зная почему. — Иди, давай, отсюда, пока я добрый!
Продолжение тут: http://ahilla.ru/odin-rabochij-den/

Tags: Ахилла, проза
Subscribe

Posts from This Journal “проза” Tag

  • Три посетителя

    Алексей Марков Глава из книги «Бремя колокольчиков. Были старца Пиндосия». *** – Как, старче, спастись? –…

  • На темной стороне

    Анна Скворцова Восьмого марта Ольга Игнатьевна принесла в школу изображение отрубленной головы. Голова лежала на блюде, тускло мерцающем…

  • Могилы мусульман

    Алексей Марков Глава из книги «Бремя колокольчиков. Были старца Пиндосия». *** Моя душа уже давно черным черна. Мою…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments