January 11th, 2020

Учком РПЦ ищет шпионов в своих рядах

https://ahilla.ru/uchkom-rpts-ishhet-shpionov-v-svoih-ryadah/?_utl_t=lj 

Протоиерей Максим Козлов, глава Учкома РПЦ, недоволен, что служебные письма его конторы то и дело попадают на страницы «антицерковно настроенных блогеров», поэтому решил прореживать ряды доверенных сотрудников, чтобы легче было ловить тех, кто «работает на японскую разведку».

Покаянное

https://ahilla.ru/pokayannoe/?_utl_t=lj 

— Да, черта с два! Отпустила! Грех это, а должна сказать: плохо меня этот поп исповедовал. Вот когда в монастырь с тетушкой с княгинюшкой ездили, вот это можно сказать, что исповедовал. Уж он меня пытал-пытал, корил-корил, три епитимьи наложил! Все выспросил. Спрашивал, не думает ли княгиня луга в аренду сдавать. Ну, я покаялась, сказала, что не знаю. А энтот живо скоро. Чем грешна? Да вот, говорю, батюшка, какие у меня грехи. Самые старушьи. Кофий люблю да с прислугами ссорюсь. «А особых, — говорит, — нет?» А каки таки особые? Человеку кажный свой грех особый. Вот что. А он вместо того, чтобы попытать да посрамить, взял да и отпуск прочел. Вот тебе и все! Небось деньги-то взял. Сдачи-то небось не дал, что у меня особых-то нет! 

Архиерей у Христа на елке

https://ahilla.ru/arhierej-u-hrista-na-elke/?_utl_t=lj 

На следующий день после Рождества все настоятели епархии, как обычно, собрались в кафедральном соборе. Это был день, когда поздравляли архиерея, с обязательным вручением конвертика от преданных сынов любящему отцу. Взнос в этот раз был увеличен в два раза: «А что поделаешь, инфляция!» — разводили руками отцы-благочинные.
В храме все выстроились в торжественном ожидании. Двумя рядами стояли служащие маститые протопопы, протодьякон стоял лицом к западу, размахивая кадилом и прочищая горло, иподиаконы были наготове — вот-вот в храм войдет их грозный владыка.
Но вместе грозного владыки в храм вбежал старик — босой, в домашнем подряснике, с растрепанной белой бородой, лицо его было безумно, и грязные полосы тянулись от глаз ко рту. Старик упал на колени на орлеце, там, где должен был стоять владыка при встрече.