December 2nd, 2017

«Ничего у нас нет, кроме этого клочка земли посреди пустынного озера…» — Ахилла

http://ahilla.ru/nichego-u-nas-net-krome-etogo-klochka-zemli-posredi-pustynnogo-ozera/?_utl_t=lj

Некоторое время назад в торговых рядах (которые были снесены зимой 2016 года), что на пристани в Монастырской бухте острова Валаам, можно было купить книгу Ю. Нагибина «Бунташный остров». Три небольшие повести — «Терпение», «Бунташный остров» и «Другая жизнь» — рассказывают об изоляторе для инвалидов войны на острове Богояр, пробразом которого стал о. Валаам, и о жизни там после прихода монахов.

Центральная часть трилогии, «Бунташный остров», посвящена отъезду, эвакуации инвалидов на Большую землю.

Повесть — художественное произведение, и бунт инвалидов, не желавших покидать Богояр, — скорее всего, вымысел автора, но многое оказалось пророческим и для нас, бывших жителей острова, ушедших вслед инокам старого Валаамского монастыря — насельников Валаамского дома инвалидов, работников музея-заповедника и всех остальных…

«Упадок и разрушение Римской Империи». Часть 1 — Ахилла

http://ahilla.ru/upadok-i-razrushenie-rimskoj-imperii-chast-1/?_utl_t=lj Развитие церковного влияния породило то достопамятное различие между мирянами и клиром, которое не было знакомо ни грекам, ни римлянам. Первое из этих названий обозначало вообще всех христиан, а второе, согласно с самым значением этого слова, было усвоено избранными людьми, которые, отделившись от толпы, посвящали себя религиозному служению и образовали знаменитый класс людей, доставивший для новейшей истории самые важные, хотя и не всегда самые назидательные, сюжеты рассказа. Их взаимная вражда по временам нарушала спокойствие церкви в ее младенческом возрасте, но их усердие и деятельность были направлены к одной цели, а жажда власти, вкрадывавшаяся (под самой искусной личиной) в душу епископов и мучеников, поощряла их к увеличению числа их подданных и к расширению пределов христианской империи. У них не было никакой светской силы, и в течение долгого времени гражданские власти не помогали им, а отталкивали их и притесняли; но они уже приобрели и употребляли в подчиненной им среде два самых могущественных орудия управления — награды и наказания, извлекая первое из благочестивой щедрости верующих, а второе — из их религиозных убеждений.