November 21st, 2017

«Ты помяни его и все…» — Ахилла

http://ahilla.ru/ty-pomyani-ego-i-vse/?_utl_t=lj Помню, как на мои слова о том, что для меня предстояние на такой Литургии — губительно, мне отвечали: «Ну ты сам со своими проблемами разберись… мы-то тут при чём? НАМ СЛУЖБА НУЖНА! Нам причащаться надо!» Помню, как услышав решительный отказ начинать Литургию в текущем положении, когда причащение всем нам было бы в суд и осуждение и духовную смерть (а паства была свидетелем храмовой проверки и уже тогда получила плевок от своего архипастыря через его «верного пса» благочинного), некоторые прихожане покинули храм и поехали на службу в соседнее село к батюшке, который был членом комиссии на внеплановой проверке и который, по словам прихожан, всегда с ними заигрывал, гладил по головке, говорил что-нибудь приятное, понятное и простое (про картошку и урожай), что всем очень нравилось и доставляло УДОВОЛЬСТВИЕ.

О войне — с христианской точки зрения — Ахилла

http://ahilla.ru/o-vojne-s-hristianskoj-tochki-zreniya/?_utl_t=lj В этом году на торжественном заседании парламента в числе прочих выступали и российские школьники, и речь одного из них, Николая Десятниченко из Нового Уренгоя, стала одной из главных новостей в РФ. О чем же говорил российский юноша немецким политикам? Он просто рассказал историю одной из жертв войны – 22-летнего немецкого зенитчика, который, как и четверть миллиона его товарищей, попал в плен под Сталинградом. Домой из этих солдат вернулось всего шесть тысяч. Школьника настолько затронула судьба этого молодого немецкого солдата, что он сам поехал на место его смерти и захоронения в Челябинской области, где увидел, по его словам, «могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать».

Имитация памяти или возвращение совести? — Ахилла

http://ahilla.ru/imitatsiya-pamyati-ili-vozvrashhenie-sovesti/?_utl_t=lj На открытии Масок скорби о Мемориале тоже не упомянули, только расплывчато благодарили «активистов». Выступал губернатор, потом бывший губернатор с действительно страшной историей о том, как арестовали его мать, а он, четырехлетний, остался дома один. Лейтмотивом всех выступлений был призыв «не призывать к сведению счетов» (читай: не выяснять имена палачей, как Денис Карагодин?), «опираться на ценности доверия и стабильности» (слиться в объятиях со сталинистами?) и не «подталкивать общество к опасной черте противостояния». От имени митрополита Екатеринбургского Кирилла (Наконечного) выступил его викарий, епископ Евгений (Кульберг). Он ни словом не упомянул о том, что в 90-е РПЦ яростно протестовала против памятника авторства Эрнста Неизвестного, говоря, что он оскорбляет чувства православных. Что же с тех пор изменилось? Памятник стал другим, или пересмотрели свой взгляд? А может быть, просто слились с властью до полной неразличимости, власть разрешила, значит, кощунства больше нет?

Возможна ли сегодня революция в РПЦ? — Ахилла

http://ahilla.ru/vozmozhna-li-segodnya-revolyutsiya-v-rpts/?_utl_t=lj церковная революция столетней давности шла параллельно с событиями общественными, а жизнь церкви в нашей стране всегда привычно подстраивается под государственную. Побеждает тоталитарная власть — церковь склоняет шею под нее, побеждает демократия (как временно казалось в 90-е—начале 2000-х) — и в церкви вроде бы повеяло свободой. Сейчас же в обществе высок запрос на авторитаризм, твердую руку — и в РПЦ идет такой же процесс: усиления единоличной власти патриарха по всем направлениям.

А церковное общество не готово к революционным переменам. Священники разобщены — когда епископ травит или уничтожает одного из них, другие в лучшем случае будут молчать и тихо радоваться: «умри ты сегодня — а я завтра», или — в худшем — сами поучаствуют в травле.