August 15th, 2017

О священном и профанном в нашей церкви

Александр Скоробогатов

Как в нашей церкви принято относиться ко всему «неприкасаемому», что есть в алтаре? Мой сын не должен был — даже случайно — коснуться престола; нельзя и пройти перед ним. Чтобы предотвратить такое «кощунство», священнослужители готовы устроить скандал, оскорбить человека или напугать ребенка. Если смотреть шире, подобный подход к святыне создает риск соблазнить входящего в храм, навсегда отбить у него желание иметь что-либо общее с Церковью. За этим подходом скрывается определенная модель мира, которая так или иначе обычно усваивается духовенством.

Согласно этой модели, весь мир — это обитель злой силы или, по крайней мере, такого начала, которое не заслуживает уважения; материя этого мира есть лишь объект эксплуатации, но не уважения, почтения, благодарности. Посредством неких магических действий из этой материи выделяется священная область, являющаяся, в отличие от всей остальной материи, объектом не эксплуатации, а служения, и если все в мире должно рассматриваться как средство для удовлетворения наших нужд, то священное становится целью: не престол для человека, а человек для престола. Из уважения к святыне к ней не следует даже прикасаться, но к несвятыне можно относиться как угодно.

Такому подразделению материи соответствует деление людей на духовенство и мирян. Первым, в отличие от последних, можно прикасаться к святыням. Логика, лежащая в основе таких запретов и разрешений, казалось бы, такова, что есть вещи, столь святые, что следует бояться оскорбить Бога небрежным обращением с ними. И, чтобы избежать кощунства, нужно как можно меньше прикасаться к ним. Поэтому нужно по возможности отстранить от них тех, кому прикасаться к ним нет необходимости. С другой стороны, те, кому по долгу службы приходится к ним прикасаться, должны это делать только в случае нужды и, естественно, с благоговением и страхом.

На деле, однако, все это вырождается в нечто иное, а именно деление людей на посвященных и непосвященных. Этому делению верующих, которое исторически сложилось в нашей церкви, в противоположность существовавшему в древности пониманию всех крещеных как «царственного священства», посвящены глубокие и до сих пор мало цитируемые работы прот. Н. Афанасьева. Первым просто можно то, что нельзя последним, и при этом можно как угодно, а последним вообще нельзя. Чтец должен бояться задеть стихарем престол, когда он в тесноте проходит мимо, а дьякон может облокотиться на него, когда угодно, например, во время спора с кем-либо из собратьев о том, чья машина лучше. Таким образом, запреты на прикосновение к священному, вместо того чтобы воспитывать благоговение, служат лишь для обозначения тех, кто принадлежит к особой касте в церкви. И те нередко своим правом пользуются — без нужды, чтобы показать свое превосходство. Так из средства богообщения святыни превращаются в «памятники», которые никому не могут служить, но сами нуждаются в служении.

Collapse )

Православное образование в школах Германии: со знаком качества

Наталья Василевич

Автор — докторант Рейнского университета, магистр политологии, магистр теологии.

***

В Германии по разным подсчетам проживает от полутора до двух миллионов православных: греков, русских, румын, белорусов, сербов, болгар, арабов, немцев и т.д. Это делает Православную церковь — а именно в единственном числе — церковью, а не церквями — называют себя православные, — третьей по величине христианской церковью в Германии. А вот число школьников, которые на сегодняшний день изучают православие в рамках обязательной школьной программы, на этом фоне выглядит довольно скромно — всего около девятисот. Разберемся, что представляет из себя православное образование в школах Германии, как оно развивается — организационно и в плане контента.

Сначала нужно сказать о двух вещах. Во-первых, уроки религии в школе гарантированы немецкой конституцией. Причём упоминаются они среди самых основных прав человека, таких, например, как свободы религии, или права на выражение мнения, или свободы средств массовой информации.



Наталья Василевич

Во-вторых, образование в Германии находится в ведении федеральных земель, поэтому в каждой земле есть своя специфика, отражается это также и на православном образовании. В каждой земле свои религиозные программы, свои требования к тематическому репертуару, разная продолжительность уроков. Преподавание православия ведется сейчас в четырех федеральных землях — в Западной Германии: Северный Рейн-Вестфалия, Бавария, Гессен, Нижняя Саксония, а в Баден-Вюртемберге идет подготовка к этому.

Исторически первыми преподаванием православной религии в школе начала заниматься РПЦЗ — в Баварии. В плане контента их уроки были сделаны по модели Закона Божьего в дореволюционной России, важную роль в содержании курса играл патриотизм и национальная гордость. То есть это было именно русское православие.

Позже, когда из Греции и Югославии приехали гастарбайтеры, то с греческим государством было заключено у Федеративной Республики Германии специальное соглашение о сотрудничестве. Чтобы интегрировать в немецкое общество детей гастарбайтеров, но при этом чтобы они не забывали и свои корни, в немецких школах для них начали преподавать их религию, то есть православие; их, то есть греческий, язык. К 1980-м годам уже стало понятно, что ни гастарбайтеры, ни их дети массово возвращаться в страну происхождения не будут, стало много смешанных браков, и уже было недостаточно просто создавать греческие школы для детей греков. Возникла необходимость организовать возможность, чтобы дети, которые будут жить в Германии, получали образование в соответствии с немецкими стандартами в обычных немецких школах, и конечно, по-немецки.

Параллельно шел процесс налаживания межправославного сотрудничества. В 1994-м году была создана конференция православных епископов Германии (KOKiD), которая стала одной из моделей межправославного сотрудничества в т. н. диаспоре, принятой в качестве нормативной Синаксисом предстоятелей в Шамбези в 2009 году, после чего она стала называться Конференцией православных епископов Германии (OBKD). В 2007 году РПЦЗ вошло в каноническое общение с мировым православием, поэтому и в Германии активно включилась в межправославный процесс. Сейчас в православной среде все менее принято употреблять слова «православные церкви» во множественном числе. Стараются говорить: «православная церковь», следят за дискурсом, за тем, как они себя презентуют. Это очень важно, все сознательно говорят о православной церкви в единственном числе.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/pravoslavnoe-obrazovanie-v-shkolah-germanii-so-znakom-kachestva/