August 14th, 2017

Соболезнование жен-мироносиц

Елена Клевенская

Казалось бы – вроде не сезон, Пасха была весной.

Но в Церкви каждое воскресенье — Пасха.

Есть желание поговорить о женах-мироносицах.

Почему они «утру глубоку», т.е. «весьма рано» пришли ко Гробу Господню с ароматами?

Кто их заставлял? Никто. Мало того – и избить могли: замужние женщины, а бродят где-то за полночь.

Будучи женщинами, они не понаслышке знали о том, что такое:


  • унижение («женщина, молчи»);

  • клевета (а куда без этого);

  • избиение (времена-то какие);

  • чувство, когда в тебя втыкают и вбивают нечто очень болезненное;

  • истекание кровью.

Женщина вообще по природе склонна к сочувствию (если ее не довести до крайности, в этом случае женщина может проявить незаурядную жестокость, пострашнее римской). Если перед нами обычная женщина, она не может не пойти и не оказать последний акт любви и почтения по отношению к телу покойного. Тем более что она представляет (хотя бы отчасти) страдания, испытанные им перед смертью.

Collapse )

Эволюция всего

Первый текст из нашего нового проекта «Исповедь анонимной матушки».

***

Недавно в книжном магазине мне попалась книжка «Эволюция всего». Открыла, заинтересовалась. Дома скачала ознакомительный фрагмент (кстати, довольно большой). Читала и думала о том, как часто за последние 15 лет я слышала рассуждения о «мире, катящемся черт знает куда». Ну, ясно куда. Последние времена и все такое. А мне все же казалось, что мы живем лучше, чем наши предки. И человечество становится в целом гуманнее, хотя, может, кому-то не нравится слово «гуманность», наряду с «толерантностью»… Короче, эволюция всего. Мои родители были люди нецерковные настолько, что я даже не помню, чтобы они вообще когда-либо заходили в храм. А меня почему-то всегда туда тянуло. Но не было ни церковной бабушки, ни тетушки, никого, кто бы меня отвел за ручку в церковь. Самой идти было страшно, да и одежды не было подходящей. Ездила на книжную ярмарку, попались книжки Кураева. Первая — «Вызов экуменизма». Прочла от корки до корки. Ну и другие потом были. Бердяев — делала доклад в школе, даже, кажется, сочинение писала, что-то про истинную свободу. Ну, это было лет в 15, а в 17 я все-таки пришла в храм. И сразу окунулась по полной программе, резко: посты, среда-пятница, службы-праздники. Родители в шоке. Мне поступать в вуз, а я в религию ударилась. Мама не могла понять — ПОЧЕМУ? Во мне же это исподволь зрело, я не делилась особо. Да если б и делилась, родителям эта тематика была неинтересна.

Конечно, я сразу же возомнила о себе бог весть что, подростковый возраст плюс религиозный экстремизм… Бедная мама. Она, правда, безропотно готовила мне постную еду. Я благополучно поступила в довольно престижный вуз, это снизило градус напряженности. Я тайком стала петь в хоре, маме сказать об этом боялась. Правда, со временем сказала. Самое страшное было впереди. Что там хор! Я была девочка способная, и учебе посвящала гораздо меньше времени, чем следовало бы, а вместо этого разучивала песнопения. Но на учебе это не отражалось.

Мама стала тревожиться, когда я познакомилась с одним семинаристом, у которого были самые серьезные намерения. Сразу замечу, что до него было несколько мальчиков, но с ними было скучно. А этот молодой человек привлек меня к себе тем, что он был необычайно серьезен, вместе с тем, с ним было интересно. Но главным здесь было то, что, несмотря на отсутствие крышесносной влюбленности (о которой, конечно же, мечтает каждая девушка), в меня быстро вселилась уверенность, что он — именно ТОТ САМЫЙ. Ну, и перед самым знакомством я молилась, чтоб Господь послал мне жениха. А то вдруг в девках останусь (я этого очень боялась, мне ведь было уже, ни много ни мало, 19 лет). Вот так получилось, он семинарист, правда, не пацан — и в армии послужил, и поработал (это ему в плюс), но ни гроша за душой, а жениться надо. Он на хорошем счету, ему обещают рукоположение, только женись. Вот и поженились. Родители, конечно, были против. А где жить будете? На что? А, ерунда, кто об этом думает, Господь же все управит.

Сейчас понимаешь: о чем вообще думали?! Наверно, для этого и молодость, чтоб особо не думать, а то так и будешь сидеть на одном месте. Было трудно, хорошо, хоть дети не сразу появились, а начали рождаться, когда все постепенно наладилось. Мужа, действительно, сразу рукоположили, и стала я матушкой без малого в 20 лет. Сейчас я уже не помню отчетливо свои мысли, чувства почти 15 лет назад. Хотела ли я стать матушкой? Стремилась ли я к этому? Наверно, если бы на моем пути попался другой человек, который не собирался стать священником, но в которого я бы влюбилась — вышла бы за него. Это все-таки было непринципиально. Здесь важно другое. С тех пор, как я воцерковилась, я приняла все правила игры.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/evolyutsiya-vsego/