August 7th, 2017

Как любить ближних

Михаил Б.

Женщина – она для любви. Мужчина — это сила. Он охраняет территорию и расширяет границы, он решает проблемы и обеспечивает достаток. Женщина являет красоту, она любит, она любима, она проявляет заботу. И пока мужики на «Ахилле» озадачены вопросом «как там в «гондурасе?», женщины ищут ответа на вопросы о любви.

Именно женщины — авторы двух недавних важных статей «И никто не кричит «Помоги!»» и «Еще раз про любовь». Приведем некоторые выдержки из них.

«Знаете, очень затруднительно бывает найти объект для возлюбления ближнего как самого себя. Более того, непонятно в большинстве случаев, кому помогать и чем. (Агния Зиновьева)

Хочется всех вас спросить: а любите ли вы ближних, как заповедовал Господь? Любите ли вы людей вообще? Жалеете ли их?  … Ребята, отстегните свои нафантазированные крылья. Попробуйте увидеть вокруг ЛЮДЕЙ. Дорогие, полюбите себя и людей вокруг. (Наталья Ходокайнен)

Бросается в глаза, что автор первого текста Агния понимает любовь как отношения объекта и субъекта, которому нужно помогать. Но разве любовь объективна? Конечно, нет. Бог есть Любовь, и Он не есть объект, как и человек не объект, а личность. Наталья, автор второго текста, верно подмечает необходимость видеть и любить ЛЮДЕЙ (Личность, а не индивид). Однако, она понимает любовь как жалость.

Попробуем отстегнуть свои нафантазированные крылья и разберемся в том, как учит нас церковное Предание понимать слова Писания.

Традиционно, вероятно, вследствие низкокачественной церковной проповеди последних нескольких десятков лет, любовь (к ближнему) понимается как некая исключительно евангельская заповедь, редуцированная до благотворительности и милосердия. Разумеется, последнее является проявлением любви, но далеко не только таким образом. Обратимся к тексту Писания:

Collapse )

Всепоглощающая показуха поповских массовок

Очередная анкета анонимного священника.

***

Доброго дня! Решил я тоже заполнить анкету «Ахиллы». Не потому, что мне есть что сказать миру или «открыть глаза» кому-то на суровую действительность, а как некий итог своего пути. Дай Бог, он у меня не закончится пока еще, но часть пути пройдена, опыт получен и хочется (для себя самого в первую очередь) расставить точки над «ё».

Есть ли разница между Церковью, в которую ты пришел когда-то, и РПЦ, в которой оказался?

И да, и нет. Да — потому что человек не остается прежним, годы и опыт его изменяют, потому изменяется и восприятие окружающей действительности, это неизбежно. И нет — потому что Церковь осталась прежней. Да, я что-то узнал о ней нового для себя, чаще всего это касалось негативных сторон жизни в ней, но вместе с тем я вижу с собой Христа рядом. Не в политических или иерархических проявлениях, а в самых простых, бытовых. И вижу Его так же ясно, как и в начале своего церковного пути, которому пошел уже третий десяток.

Я отдаю себе отчет в том, что живу буквально в «тепличных» условиях (например, я никогда в жизни не был настоятелем) и в сравнении с прочими респондентами наверняка не смогу предъявить опыт притеснений и унижений своей персоны от начальства, но это не делает меня слепым и глухим, я способен услышать и воспринять стоны моих собратьев-иереев. И из этого всего я делаю один-единственный вывод — хотя в идеале его следовало бы сделать в конце и им же завершить анкету — все дело в людях. Только от людей, в первую очередь от ближайшего начальства, зависит комфорт пребывания в священном сане. А от внутреннего этого комфорта, от тишины и равновесия внутри себя приходит эффективность. «Эффективность» не в пошлом значении высоких цифр в отчетах, а добросовестная эффективность, когда идешь на «работу» с радостью и выкладываешься с самоотдачей, не чувствуя, что тебя стало от этого меньше.

Кадровый вопрос — решающий в Церкви. И с этим у нас тяжко, поскольку старшее поколение — советское, наше — позднесоветское, младшее — разрухи девяностых. Все это люди, которые жили и формировались в период деградации общества, а поколение девяностых самое несчастное: прежних (даже эфемерных) идеалов у них уже не было, новых еще не появилось, а вокруг была вражда всех со всеми и дикий мир звериных принципов выживания. Мы же, «перестроечники» — неисправимые идеалисты, которых очень много била жизнь, а «старший состав» — это махровый совок с тотальным культом кумовства, подхалимства начальству и мелкособственническими интересами до сытой жизни любыми средствами. Вот из этих типов построена вся наша иерархия Церкви. Очевидно, таковая с болячками, но я надеюсь, что это временное и лет через пятьдесят нынешняя молодежь, не знавшая и не причастная к описанным мною типам, будет сидеть в Синоде. Но это время придет еще не скоро.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/vsepogloshhayushhaya-pokazuha-popovskih-massovok/