August 3rd, 2017

Почему бы не поселить всех антипрививочников в одном месте?

Авигдор Вассерман

В своей недавней статье о. Александр Пикалев хорошо объяснил суть вопроса о прививках с научной точки зрения.

Вообще для того, чтобы обсуждать вопросы жизни и смерти, нужен довольно высокий градус цинизма. Впрочем, у христиан никогда не было в нем недостатка, т.к. на фоне неземной идеи, которой они одержимы, все остальное (в том числе вопросы физических страданий и жизни-смерти) уже не столь важны. И гуманизм (вера в человека) – враг христианства.

Но вернемся к статье. Она отличная, но, если честно, о науке тут говорить не очень интересно: население планеты выросло за безбожный ХХ век в четыре раза – и благодаря чему? Улучшению условий жизни и медицине (кстати, тоже улучшение условий жизни). Плохая медицина лучше, чем никакая. И это очевидно (нормальным людям).

Антипрививочники не улавливают «фишку». Они думают, что отказ от прививок позволяет им выйти из игры под названием «жизнь»: «Я накрылся одеялом, ночные монстры меня не съедят!» Такая страусиная тактика – это по сути выбор между плохим и очень плохим в пользу последнего. Похоже, им никто не объяснил, что жизнь – это комедия с элементами хоррора (про то, что христиане – редкие циники и не боятся смерти, православное крыло борцов с вакцинацией не слышало), что решения придется принимать, а также (о ужас!) нести за них ответственность. Привьешь ребенка – есть 1 шанс из 10 тысяч, что будут серьезные негативные последствия. Не привьешь – таких шансов намного больше. Оба хуже, как говорят в Одессе. Но одно из этих «хуже» намного лучше, чем другое.

О. Александр говорил больше о прививках, чем о Ткачеве. Я же хотел бы рассмотреть раздел ткачевоведения под названием «Поклонники» (не путать с Поклонской, про нее в другой раз!).

Collapse )

В защиту Европы, или Семь контраргументов теологии ненависти

Александр Морозов

В настоящее время общим местом стало представление о том, что православный верующий обязан ненавидеть и обходить стороной всё западное и европейское, что в Европе живут одни враги православия, которые только и мечтают о том, чтобы подмять под себя Святую Русь и навязать ей ложные «западные ценности», и что интерес к Европе и европейской культуре с православием несовместим по определению. Особенно активными стали подобные настроения после событий на Майдане в 2014 г., и после знаменитой встречи Патриарха и Папы Римского, которую православные антизападники восприняли как проявление экуменизма. В настоящее время православие позиционирует себя в обществе как самая антизападная религия, даже несмотря на то, что, по сути, ей не является, потому что нигде в Библии о ненависти к Европе не сказано ни слова. Если православный человек хотя бы немного интересуется европейской культурой, в его адрес часто начинают сыпаться упрёки, типа «ты – русофоб, либерал, западник, адепт Навального» и прочая, и прочая. При этом такого рода православные считают, что истинные друзья России всегда были на Востоке, который нам ментально ближе, и всегда был «за нас» во всех политических передрягах.

По своей профессии я – преподаватель английского языка. И мне, как человеку, искренне интересующемуся странами Европы и их культурным наследием, прежде всего, наследием христианским, но при этом ни в коей мере не являющемуся русофобом, либералом, навальнистом и западником, интересно, насколько основательны подобные обвинения. И, конечно же, насколько они в действительности соответствуют православному вероучению. Хотелось бы опровергнуть наиболее часто встречающиеся обвинения горячих антизападников, и доказать, что любовь к Европе при определённых условиях вполне совместима с Православием.

«Из Европы Россия получила один негатив. Вся душегубительная гадость, которая сейчас есть у нас, пришла к нам с вражеского Запада».

В этих словах есть доля правды. Некоторые негативные явления действительно пришли к нам из Европы. Но те, кто утверждают подобное, не видят или не хотят видеть того положительного вклада, который европейская культура внесла в жизнь русских людей. Именно из Европы в Россию пришли опера, балет, классическая музыка, множество архитектурных стилей (классицизм, барокко, рококо, эклектика, храмы в старой Москве и Петербурге, построенные европейскими зодчими), система высшего образования, множество научных и философских трудов, европейская классическая литература, которую взапой читали наши родители (Шекспир, Данте, Чосер, Дюма, Ремарк и многие другие). Плюс множество научных и технических достижений, которыми мы пользуемся каждый день, начиная от трамваев и троллейбусов, автомобилей и железных дорог, заканчивая компьютером.

Даже такие привычные церковным людям вещи, как колокольный звон, партесное пение, песнопения «Тебе Бога хвалим», литургия Св. Григория Двоеслова имеют европейское происхождение. Нельзя не упомянуть огромное множество западных дораскольных святых, почитаемых в ПЦ, таких как Августин, Амвросий, Бенедикт Нурсийский, Патрик и многие другие святые, общие для русских православных и европейских христиан.

И в этом свете возникает вопрос: какой вклад в обогащение русской культуры внесли наши восточные друзья? Да, они нам дали шаурму, кальян, кебаб, насвай, маршрутки. Спасибо им, конечно. Но как-то слишком скудно это выглядит на фоне заимствований с «вражеского» Запада. Кто-то может вспомнить про слова тюркского происхождения, заимствованные русским языком в эпоху ордынского ига и соседства с Османской империей. Но если присмотреться, то этих слов в русском языке – чуть более 1 %, и европейских заимствований из греческого, латинского, французского, английского гораздо больше.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/v-zashhitu-evropy-ili-sem-kontrargumentov-teologii-nenavisti/