August 1st, 2017

За нарушение обетов — наказать с нарушением канонов

Илья Крюков

От автора текста «Церковный бонсай».

***

Ровно год прошёл с момента моего ухода из монастыря…

Казалось бы, пора некоторым как-то успокоиться, прекратить брызгать слюной и принять взвешенные решения. Ан нет… В мае, когда я привёл свою беременную супругу ко причастию, настоятель прихода чрезвычайно озаботился возможностью моего причащения, хотя никаких канонических препятствий я к этому не имею.

На ближайшей встрече с архиереем этот настоятель задал, на мой взгляд, лишний вопрос: «как быть с причастием Ильи Крюкова?» Этот вопрос привёл епископа Муромского и Вязниковского Нила в чрезвычайное эмоциональное возбуждение, и по запарке он устно отлучил на три года от причастия не только меня, но и… мою ни в чем не повинную, только что принявшую православие, беременную жену!

Через некоторое время, чтобы разобраться в ситуации и призвать если не к разуму, то хотя бы к трезвомыслию церковного помещика, я отправился на аудиенцию. Вопреки ожиданиям, аудиенция ничего не дала, владыка был, по своему обыкновению, предельно глух и самодоволен. Ничего вразумительного относительно каноничности нашего с супругой отлучения я не услышал, только оскорбления и хамство. А как ещё полагается разговаривать с беглыми холопами? Жалко, что закона подходящего нет, а то б меня силком в колодках в монастырь водворили, да ещё и плетей бы всыпали…

Как ни шуршали церковные клерки талмудами, ничего хотя бы близко подходящего к моей ситуации не нашли. И немудрено, тяжко искать чёрную кошку в темной комнате, особенно, если её там нет… Я запрещён в священнослужении со снятием священных одежд, это канонически обосновано. Но отлучить меня от причастия за то, в чем я уже понёс наказание — вопиющее самодурство. Нельзя налагать прещения, руководствуясь только личными антипатиями, без канонических статей!

Аудиенция кончилась тем, что я по доброй воле написал прошение об извержении меня из сана. Недавно состоялся церковный суд, который ПОДТВЕРДИЛ епископское отлучение! Опять же — без всяких канонических ссылок. Звучали робкие голоса про епитимию, но ни я, ни моя жена перед епископом Нилом ни в чем не каялись!

P.S. Разумеется, к незаконному отлучению я отношусь как к небывшему. Мы с супругой продолжаем причащаться у священника, который боится Бога, а не самодура, ставшего по недоразумению епископом.

Иллюстрация: Гончарова Н.С. «Ангелы, мечущие камни на город»

Продавцы волшебного воздуха

Сергей Зубарев

Есть такой термин – профессиональная деформация. Термин очень ёмкий и актуальный для мира трудовых отношений. Деформация – явление наблюдаемое, и каждый может заметить: как лихо бьёт словом бывший журналист, где бы он ни был; как, стоя в шортах и шлёпках на южном рынке, отдаёт «команды» капитан дальнего плавания в отставке; и как пытается чуть-чуть не долить в стаканы на дружеском застолье бывший бармен. Еще хороший пример – бывший учитель. Моя бабушка, отработав в школе всю свою жизнь, до сих пор учит чему только можно всех домочадцев, родных и близких, простых прохожих. И даже своего старого кота, который вот-вот станет настолько учёным, что придётся выписать ему очки.

Объекты воздействия деформации, как правило, её наличия и развития не замечают. Для меня до сих пор не ясно: нужно ли вообще считать ПД девиацией или же можно принять её за вариант нормы для работающего «населения» (термин «население», на мой взгляд, — российский чиновничий жаргонизм, потому я и написал его в кавычках)?

Особенно быстро ПД формируется внутри устоявшейся системы: новичку, чтобы вписаться в коллектив, приходится как минимум подстраиваться, а как максимум – становиться апологетом той самой системы. Второй вариант всегда приятен не только для «братьев по разуму», но и для человеческого эго – ведь исповедуемая идеология у многих ассоциируется с термином «я», и нападение на эту коллективную, корпоративную идеологию становится нападением на то самое «я» винтика такой системы. Так что, защищая честь конторы, человек защищает еще и себя любимого – прекрасный массаж для эго. Также второй вариант (апологетика своей «конторы» и её принципов) может способствовать быстрому карьерному росту.

Именно термином ПД я могу объяснить такие сугубо церковные выражения как «рекомендуемое пожертвование за требу» и просто «рекомендуемое пожертвование» за нечто вполне ощутимое и материальное. Ведь тот факт, что люди выдают желаемое за действительное, и лукавят именно в системе, которая считает себя «держательницей истины и благодати», а также оплотом «правды и любви», как раз и можно объяснить профессиональной деформацией её служителей и апологетов – а больше и нечем…

Варясь в собственном соку, выживая кто как может, настоятели когда-то решили, что именно так будет приемлемо. И дело пошло. (Ведь с тем, что РЕКОМЕНДУЕТ церковь, спорить не принято. И не станет человек давать 50 рублей за крестик, который стоит 5000. Рекомендовано 5000? Вот их следует дать.)

Профессиональная паства в большинстве своем елейна, послушна, управляема. Некому бывает сказать отцу, что он совершенно не прав, и делает совсем не христианское дело. И при таком общем одобрении прихожан, настоятель начинает думать, что «так и надо». А что «внешние» и «захожане» порядки критикуют – так это все участники заговора против «святой матери-церкви» и активисты антицерковного информационного фронта. Тьфу на них!

Продолжение тут: http://ahilla.ru/prodavtsy-volshebnogo-vozduha/