July 31st, 2017

Катехизис обрядоверия

диакон Андрей Белоус

Еще когда патриарх Кирилл был совсем «молодым папой» и провозглашал открытость и обращение к простым людям (2009 – 2011 годы), Его Святейшество изволили задумать несколько грандиозных проектов, с которыми можно было бы и в историю войти. Именно войти, а не попасть, как с часами, нанопылью и призывами «тащить и не пущать». И я даже не шучу. Я так действительно считаю и сейчас могу повторить, что если бы эти проекты были доведены до ума и воплотились в жизнь, Его Святейшество вспоминали бы не как анекдотического персонажа, а как одного из величайших русских патриархов, если не самого выдающегося.

Среди таких проектов были:

1) богослужебный язык церкви,

2) правила подготовки к Причастию и связь с исповедью,

3) отпевание самоубийц,

4) катехизация и

5) как вершина всего этого, официальный Катехизис РПЦ.

В принципе, вместе со всем этим должно было идти и то самое разделение епархий.

Во что превратилось и чем закончилось разделение епархий, сказано много и сказано людьми, которые с этим столкнулись на собственном опыте. Я же могу сказать, что так как большинство монашествующих в РПЦ настроены крайне консервативно, то и превращение монахов-архиерейских секретарей и монахов-благочинных в епископов усилило эту часть церкви. И лишь затруднило любые реформы.

Судьба остальных реформ была печальной. Когда Межсоборное присутствие подготовило эти документы, в политической жизни страны «модернизацию» и «перезагрузку» сменили «скрепы» и «традиционные ценности». Да и голос немногих образованных епископов окончательно потонул среди моря голосов вчерашних епархиальных завхозов. В общем, Архиерейские соборы отправили на доработку и проект по богослужебному языку, и по подготовке к Причастию. А там и сам состав «межсоборки» обновился.

В итоге документы не стали глотком свежего воздуха, а лишь закрепили и одобрили то, что и так есть. Славянский был признан чуть не священным языком, а вопрос подготовки к причастию отдали на откуп «пастырской мудрости духовников». Скандинавы верили, что путы демонического волка Фафнира сделаны из звуков кошачьих шагов, поэтому кошки шагают бесшумно. Любой кошатник знает, что они ошибались. Вместо этих звуков скандинавские боги использовали пастырскую мудрость наших «старцев». Хотите заставлять людей поститься неделю перед еженедельным причащением, включая и воздержание от супружеской жизни? Пожалуйста! Документ вам это не запрещает, если вы священник. Епископ может и запретить, но это будет его произвол – подавайте в Общецерковный суд смело.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/katehizis-obryadoveriya/

«…Являлся участником контрреволюционной фашистской повстанческой организации церковников»

Ксения Волянская

Многие люди полагают, что жертвами репрессий, особенно в годы Большого террора, становились прежде всего люди, которые принимали участие в каких-то неблаговидных делах — может быть, занимались раскулачиванием, расказачиванием, коллективизацией в каких-то жестоких формах, или были партийными работниками и пострадали в ходе внутрипартийных чисток. В общем, «за что боролись, на то и напоролись» — не так уж их и жалко. Но если открыть любую книгу памяти, то там можно увидеть занятия, профессии репрессированных: конюх, путевой обходчик и т.п. — люди совершенно простые и не способные участвовать ни в каких контрреволюционных организациях, что им инкриминировалось.

Именно о таких простых уральцах, пострадавших в эпоху Большого террора, мы побеседовали с доктором исторических наук Алексеем Мосиным.

***

— Алексей Геннадьевич, Вы последние годы занимаетесь исследованием дела своего прапрадеда, который пострадал как член церковной двадцатки, и вместе с ним по одному делу проходил священник и другие верующие люди. С чего началось Ваше исследование, ведь о том, что прапрадед был репрессирован, Вы, наверное, знали гораздо раньше?

— О том, что прадед моего отца был репрессирован, я узнал сравнительно недавно, чуть более десяти лет назад.

В семье, конечно, знали что-то такое, потому что его забрали в 37-м году, он не вернулся, но моя прабабушка, видимо, не очень рассказывала подробности. И папа, судя по всему, просто не знал, что его прадед был расстрелян.

Мне удалось найти это расстрельное дело 37-го года в государственном архиве административных органов Свердловской области. Оно большое, в нем 245 листов.



Мосин Алексей Геннадьевич

— Вы рассказывали, что 30 октября на акции «Возвращение имен» Вы прочитали отрывки из биографии и из дела своего прапрадеда, а потом услышали, как женщина, которая зачитывала имена из списка репрессированных, назвала знакомое географическое название…

— Да, совершенно случайно одна из участниц этой акции прочитала строки из биографии священника села Каменноозерского. Звали его Корняков Александр Афанасьевич. И я услышал, что он был священником в том селе, где жил мой прапрадед, понял, что они в один день проходили перед этой тройкой, которая приговорила их к высшей мере наказания — расстрелу. Они в один день были расстреляны — 29-го сентября 1937-го года, и я понял, что, конечно, это должно быть одно дело. И так оно и оказалось, это дело, по которому проходили семь человек в качестве обвиняемых.

Там по каждому есть материалы. Материалы об аресте, протоколы допроса, свидетельские показания. Сроки были ограничены, ведь судопроизводство было ускоренное. Следствие по этому делу вёл сержант госбезопасности. Это делали люди очень малограмотные, документы часто составлены с ужасающими грамматическими ошибками. Иногда вместо «печать антихристова» могли написать «печать анархистова». Я могу назвать имена обвиняемых, может быть, кто-то из родственников впервые узнает о судьбе своих родных.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/yavlyalsya-uchastnikom-kontrrevolyutsionnoj-fashistskoj-povstancheskoj-organizatsii-tserkovnikov/