July 15th, 2017

Полигон

Ольга Козэль

Однажды я на них набрела. Случайно, под вечер уже. Если бы на моем месте был поэт, он бы, наверное, сказал, что солнце спешило утонуть в наступающей мгле. Но я не поэт и выражусь проще: темнело, я собирала землянику и… не заблудилась даже – просто зашла в перелесок, чтоб насобирать побольше да послаще. Ни про какой Бутовский полигон в то время еще слыхом не слыхивали – кроме разве что причастных к этому делу, если они еще оставались на свете. И я бы, понятно, никогда не сунулась в такое место — кабы только знала да ведала, но я ничегошеньки не знала, а ведала только, что само место – всего в пяти остановках на пригородной электричке от нашей платформы «Москворечье» — кишмя кишит земляникой.

Делать все равно было нечего: в школе каникулы, друзья разбрелись-разъехались по дачам – вот и нашла школярка себе развлечение – приятное и полезное. Бояться — не боялась: времена тогда стояли спокойные, да и далеко я никогда не уходила – охотилась за ягодой в лесочке, откуда слышно было голоса с железной дороги и гудки электровозов – а в тот вечер решила почему-то зайти подальше. Долго ли коротко шла – теперь уже не вспомнить: все-таки минуло почти тридцать лет. То все лес да лес, а тут вдруг гляжу – поляна, да такая пригожая, какие на картинах рисуют: холмик непрерывный – в три ряда, вокруг ягоды видимо-невидимо, аж в глазах красно, трава густая, блестящая – к нам на елку в школе Снегурочка приходила – у нее платье так же блестело.

Я, понятно, рада-радешенька – уж и на корточки присела, чтоб земляничины эти обобрать начисто, и назад двигать — уже смеркалось по-настоящему, а мне ведь еще поезд ждать да в Москву ехать. Но как-то не по себе мне вдруг стало, а отчего – не знаю. Испугалась, что дома влетит за позднее возвращение? Это, прямо скажем, вряд ли: я возвращалась и позже — дома никто не обращал внимания. И руки тянутся к желанной ягоде, а сорвать не могут – вот диво-то дивное, прямо тебе сказка про дудочку и кувшинчик. Я снова поднялась на ноги. Огляделась еще раз вокруг. Поляна как поляна.  Солнце садится – вот-вот исчезнет совсем – но ничего, выберусь, мы люди привычные. Холмики эти – от края до края поляны – откуда, интересно, они в глубине леса взялись? Вручную так насыпать – пуп надорвешь, неужто экскаватор пригоняли? А на фига?

Collapse )

Зловещее преступление на крыше


(почти детективная история)

За окном игуменских покоев раздалось знакомое жужжание, и в келью на бреющем влетел довольный казначей — отец Карлсонофий, поигрывающий пятикопеечными монетками в кармане. Отец игумен Свантециан с трудом оторвался от монитора (он был занят важным делом: выбирал оригинальные фасоны архимандричьих мантий и посохов на сайте магазина облачений родной епархии, сравнивая с греческими вариантами: преимущество было явно не на стороне патриотизма). Недовольно буркнул:

— Опять ты, отец казначей, через окно влетаешь, как угорелый! Сколько раз говорил: входи в дверь, как порядочный монах, и не забывай молитву входа творить! И перестань звенеть медяками, сколько говорено тебе! Что ты их вечно в кармане носишь?

— Так с работниками надо ж расплачиваться! – пожал плечами отец Карлсонофий.

— Так ты чеки выписывай или на счет переводи: мы ведь не в девятнадцатом веке живем — слава Богу, интернет на дворе уже!

— А, пустяки, дело-то житейское, успокойся, Малыш! – беззаботно ответствовал казначей.

Отец Свантециан немного побурел: он не любил, когда его называли Малышом. Он, конечно, знал, что за глаза его так зовет вся братия монастыря, в шутку, любя: отец настоятель был ражий мужчина под метр девяносто, да и семью пудами веса Бог не обделил. Прозвище пустил его закадычный друг и школьный товарищ, что в данный момент стоял перед ним, широко улыбаясь и продолжая позвякивать монетками. Только он мог себе позволить поддразнивать старого друга школьным прозвищем – другие называли так его за глаза, ибо отец игумен был хоть и добр, но дюже скор на расправу, кулаками взмахивал не по-детски.


Продолжение тут: http://ahilla.ru/zloveshhee-prestuplenie-na-kryshe/

Анкета анонимной матушки

Мы начинаем новый проект из цикла «Исповедь анонимного…». Мы составили анкету анонимной матушки и ждем тексты от жен священников на адрес «Ахиллы»: ahilla.ru@gmail.com

***

Обращаем внимание тех матушек, которые захотят заполнить эту анкету, что приведенные вопросы — лишь приблизительная схема для удобства отвечающей. Можно пропускать те вопросы, которые неактуальны или кажутся вам некорректными, можно добавлять свои. Но желательны развернутые ответы, с пояснениями, которые помогли бы увидеть пусть и анонимную, но все же индивидуальность матушки.

Если отвечающая готова упомянуть конкретную епархию или конкретных людей, ситуации, из которых можно узнать участников, то обязательным условием должно быть открытие вашего подлинного имени для редакции. Мы гарантируем вашу анонимность, но также должна быть исключена возможная клевета со стороны анонимного автора.

Collapse )