July 13th, 2017

Где уголок для оскорбленных чувств?

протоиерей Павел Адельгейм

16 июн, 2013

Вон из Москвы!

Сюда я больше не ездок!

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок!

Карету мне! Карету!

Чацкий полагает, что его чувства оскорблены. У него не возникает желания отомстить оскорбителям его чувств. Восстановление справедливости он находит в бегстве из Москвы, уклад и нравы которой оскорбили его чувства. Чацкий уезжает, разрывая отношения с Москвой и ее обитателями. Он ищет приют, где поймут его чувства, разделят и поддержат.



отец Павел Адельгейм

Дума не разделяет позицию Чацкого. Дума полагает, что надо не бежать от оскорбителей, а расправиться с ними полицейскими мерами и защитить «чувств верующих» уголовным законом. Такую точку зрения поддерживают авторитетные представители РПЦ МП. Игумен С. Рыбко и прот. Д. Смирнов полагают допустимым применение физической силы – «освятить руку ударом».

Collapse )

Епархиальные монахи

Глава из книги «Где-то в Тьматараканской епархии». Все имена изменены, все совпадения случайны, такой епархии на свете нет, только в туманной Тьматаракани, за неведомыми горами…

***

До революции в нашем городе был мужской монастырь. В советское время на этом месте находились казармы, но владыка Георгий сумел выбить для монастыря одно большое здание, где стал располагаться монастырь (буквально несколько келий на двух этажах), жил сам архиерей, была его приемная, крестилка, редакция епархиальной газеты, богословский факультет, актовый зал и, наконец, большой храм на месте спортзала. Храм сразу же стал приходским, открытым для всех. Позже владыка выбил еще здание под епархиальный склад, регентское отделение, общежитие для студентов. Там же стала располагаться его приемная, бухгалтерия и т.п.

Буквально года три-четыре назад военные отдали последние казармы, стоящие квадратом вокруг огромной площади. От казарм остались только стены, полы и потолки, все, что можно, военные отодрали и увезли, поэтому в эти здания стали собирать миллионы, для их восстановления. Правда, непонятно, для чего: монахов не становится больше, студентов православного института становится все меньше.

Одним из первых монахов, которых я узнал, был иеромонах Виктор. По сути, он был чуть ли не первым священнослужителем, которого я встретил в жизни и с которым пообщался, и на которого много лет равнялся.

Отец Виктор имел высшее гуманитарное образование, был разносторонне одаренным: играл на гитаре, сочинял духовные песни и даже детские (у нас было несколько кассет с его записями). Он обладал хорошим слогом – епархиальная газета однажды несколько номеров посвятила дневникам отца Виктора, в которых рассказывалось о первых годах жизни епархии, о людях, которые были вокруг архиепископа Георгия. Отец Виктор довольно смело описывал, как рукополагали в то время людей, научившихся лишь держать кадило и читать 50-й псалом. По сути, эти записки за много лет существования газеты были самым интересным, что в ней когда-либо было. Жаль, но вряд ли эти записки существуют в электронном виде.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/eparhialnye-monahi/

Трагедия светского Валаама

Зимняя гостиница — или по-простому «Зимка» — памятник истории, многоквартирный дом на острове Валаам.

Построенное в середине XIX века здание слышало и молитвы монахов и паломников, и крепкое слово финских офицеров, занимавших соседние «кельи», и смех из кубриков советской уже Школы боцманов и юнг, появившейся в здании за год до начала Великой Отечественной войны. А после войны — стоны пациентов Дома инвалидов.

В годы перестройки здание слушало анекдоты валаамских исследователей, историков и археологов. В постсоветское время снова добавились голоса паломников и туристов, многочисленных работников и волонтеров монастыря, так называемых трудников. Слушало здание и школьные звонки, и перестук посуды в трапезной. За свою более чем полуторавековую историю оно наслушалось всякого: во время Великой Отечественной войны отступающие учащиеся школы боцманов даже пытались его взорвать, но не смогли. «Зимка» не то что не разрушилась, она даже серьезно не пострадала (подумаешь, продырявилась в трех местах).

И только на 162-м году жизни, в пасхальное утро 1 мая 2016 года, «Зимка» услышала новый звук. Точнее даже не звук, а целую симфонию пожара: сначала треск (впрочем, зданию с печным отоплением этот звук должен быть знаком), потом — гул, скрежет искореженного железа, шум лопастей вертолета, шипение воды… снова треск и гул, и снова шипение. Потом наступила тишина.                                               
Полностью тут: https://semnasem.ru/valaam-tragedy/

Валаамские миллиарды

Еще одна часть расследования про доходы Валаамского монастыря.
"Недалеко от бани стоит «административно-производственное здание», принадлежащее Федеральной сетевой компании. Это огромное, по валаамским меркам, нерелигиозное строение, напичканное дорогой мебелью и техникой, с конференц-залом и комнатами отдыха.
Согласно данным «Росреестра», общая площадь здания составляет 512 м2 и имеет три этажа, в том числе один подземный.
Здание пустует большую часть года. Энергетики, которые вахтовым методом работают на острове, в нем не проживают, для них снимается квартира в одном из зданий Центральной усадьбы монастыря.
Зачем ФСК понадобилось такое внушительное здание и легко ли было найти на заповедном острове место для строительства, получив на него разрешение, — загадка. Но здание стоит, внесено в кадастр, а значит, непреодолимых проблем у госкомпании не возникло. Интересный факт. Ведь все дискуссии о том, можно ли найти на острове место для строительства жилья для местного населения, заканчиваются одинаково: монастырь и даже прокуратура в один голос заявляют — «мест нет»."
Полностью тут: https://semnasem.ru/valaam-mlrd/