July 11th, 2017

Материнское лоно Церкви


Елена Клевенская

Многие из нас с детства помнят самого близкого человека – нашу Маму.

Маму мы любим, помним, молимся о ней (с переменным усердием), стараемся ей помочь и ее не расстраивать.

Но мир неидеален. И мамы бывают разные.

Есть матери больные психически, которые гнобят и преследуют своих детей. Есть добрые, есть злые. Есть равнодушные, есть гиперопекающие, есть спокойные и трезвые. Но никто ни к кому не подходит «тютелька в тютельку» — ни мама с ребенком, ни ребенок с мамой. То же самое и с отцами.

Смею предположить, что наши собственные отношения с нашей матерью мы проецируем на отношения с Церковью (пишу с большой буквы в силу мировоззрения, несмотря на то, что сейчас взяла тайм-аут в активной социально-церковной жизни).

Отношения с отцом можем проецировать на отношения с церковными служителями.

Вкратце расскажу о личном опыте взаимодействия в церковном социуме. Имен называть не буду; также не исключено, что память может исказить факты в силу «срока давности» либо окрасить их в пристрастные оттенки.

Впервые я оказалась на церковной службе в осознанном состоянии, когда мне было 12 лет. Был будний день (четверг), в храме присутствовало мало людей, поэтому можно было видеть, слышать, ощущать и воспринимать. Служба произвела на меня неизгладимое впечатление, которое осталось на всю жизнь: свет, купол, возгласы диакона, узоры на кафельном полу. И чувство после Причащения (кто был, тот знает). Я еще понять не могла, почему люди после этого ругаются – ведь так хорошо!

Collapse )