June 29th, 2017

И еще раз о проблеме зла

Недоуменное вопрошание человека о существовании зла «под наблюдением» благого и всемогущего Бога говорит только о том, что вопрос должен быть решен принципиально иначе. Объяснять войны, стихийные бедствия, болезни, врожденные уродства или гибель детей, особенным, замысловатым Промыслом Божиим (который, конечно же, существует) можно, но это всегда оставляет в душе тяжелый и нерастворимый осадок. Глубинная причина этой «нерастворимости» в самой идее оправдания Бога, идее внутренне противоречивой, ведь оправдание Бога – это оправдание Самой Правды. В таком случае получается уже две правды, где одна должна оправдываться перед лицом другой, как бы еще более правой правды. Но двух правд быть не может, тут уж либо одна – либо ни одной. Именно это «ни одной» интуитивно и считывает мозг на дне всякой такой хитроумной теодицеи.

Нужно попробовать решить эту задачу не «со стороны» Бога, а «со стороны» более точного определения понятия «зло». Зло – это всегда некое разрушение, некий ущерб. Но ущерб не существует сам по себе, но бывает нанесен, причем нанесен только кому-либо, т.е. мы не говорим, что ущерб претерпело разрушенное здание, но пострадал собственник здания. Собственником же всего является, как нетрудно догадаться, только Бог, причем владеющий этой собственностью не «по-буржуйски», но наоборот, — «руки» Творца самым естественным образом «лежат» на Его творении. Предъявлять претензии за ущерб, с этой точки зрения, может только Бог, и только за то, что только Он сочтет ущербом.

Далее острие нашего вопрошания неизбежно смещается к определению статуса человека в глазах Этого Собственника. Статус этот можно уяснить по притче о неверном управителе (Лк.16:1-12), в которой, правда, несколько «вязнет» православная экзегеза, но которая становится совершенно прозрачной, если «собственничество» Бога понимать более радикально, чем это обычно делается.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/i-eshhe-raz-o-probleme-zla/

На сорокоусте в кафедральном соборе (окончание)

Глава из книги «Где-то в Тьматараканской епархии». Все имена изменены, все совпадения случайны, такой епархии на свете нет, только в туманной Тьматаракани, за неведомыми горами…

Федя

Очень трудно описать, каким был Федя. Потому что внешне выглядело все не так, как было внутренне. А внутреннее практически не видно окружающим.

Федя и собор – это то, что нельзя представить друг без друга.

Отец Федора, протоиерей Аристарх, был настоятелем собора в советское время на протяжении 15-ти лет, так что Федя с детства был при соборе.

Трудно определить, какого возраста был Федор в начале 2000-х, скорее, между 30 и 40 годами. Выглядел он своеобразно, если не сказать – безобразно. Массивная фигура с копной всклокоченных кудрявых серых волос, нелепая нечесаная борода, сильная сутулость, даже сгорбленность, при этом с солидным животом. Лицо скошено набок, глаза навыкате, с крайне плохим зрением – он носил уродливые очки с толстенными стеклами. Губы толстые, в глуповатой ухмылке. Ходил Федя обычно в старом грязноватом подряснике, заляпанном маслом и воском, если снимал его, то оставался в каком-то старье: брюки, слишком короткие для него, рубашка советского образца, ветхие сандалии.

В общем, Квазимодо. Федя к тому же всячески поддерживал такое впечатление своим поведением: ходил вперевалочку, наклонив голову вперед и набок, будто собираясь бодать кого-то. Когда общался с кем-то, то наклонялся к лицу собеседника, выпячивал глаза и губы, производя пугающее впечатление.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/na-sorokouste-v-kafedralnom-sobore-okonchanie/

Фильм «Улица Сталина»


По последним социологическим опросам, россияне считают Сталина самой выдающейся личностью в нашей истории.

Предлагаем вашему вниманию документальный фильм 2012 года «Улица Сталина». Режиссер Геннадий Шеваров (Екатеринбург), автор сценария — историк Алексей Мосин.

http://ahilla.ru/film-ulitsa-stalina/