May 11th, 2017

Меня беспокоит тенденция критиковать все и вся


Приглашаем наших авторов ответить на вопросы, поднимаемые в этом письме.

***

Разрешите высказаться и мне, ведь вы многим даёте эту возможность.

Коротко о себе. Родился ещё в советское время, учился и жил, как большинство моих сверстников.

К верующим себя не отношу, но в детстве был крещён, поэтому всегда испытывал некоторый интерес к православию. В студенческие годы пытался самостоятельно достать и изучить Библию (тогда её именно доставали, причём с некоторым трудом. Я, например, изучал её в читальном зале республиканской библиотеки в Минске). Но воспринимал эту книгу, конечно, только как историческую литературу, как «Книгу книг».

Кроме Библии, прочитал и некоторые другие сочинения, например, А. Меня, дневники А. Шмемана, статьи А. Блума, письма игумена Никона (духовного отца А.И. Осипова), книги самого Осипова, А. Кураева и др. Творчество Кураева отталкивает своим самомнением, на первом месте у него всегда собственное «я»: я говорил, я первый это заметил, я предупреждал и т.д. А вот Осипов побуждает к размышлению. Антоний Блум умягчает сердце, его слова – всегда утешительны.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/menya-bespokoit-tendentsiya-kritikovat-vse-i-vsya/

Третье лицо епархии. Часть 6


Целиком в электронном мою книгу "Где-то в Тьматараканской епархии", состоящую из двух частей: рассказы из епархиальной жизни и иронические сказки - можно получить, пожертвовав на счет Ахиллы от 150 р и написав мне в личку после этого. http://ahilla.ru/podderzhat/

Деньги отца Петра

Деньги на приходе как мед: вроде бы они есть, а вот уже их и нет.

Все деньги на приходе отец Петр считал своими. Когда их приходилось отдавать кому-то другому, он расстраивался, переживал, но всё-таки отдавал. До поры до времени.

Однажды кто-то очень нахальный (возможно, из певчих, а может, из младших попов) кинул в ящичек с «вопросами настоятелю» записку: сколько получают священники храма? Отец Петр ответил после проповеди:

— Священники нашего храма получают зарплату 4 тысячи рублей! Ну, а настоятель, — тут он скромно улыбнулся, — чуть-чуть больше.

Стоящие тут же священники (отец Макар и я) заскрежетали внутренне зубами. А зря – надо было разжать зубы, выйти на амвон и сказать правду.

Да, теоретически священники получали 4000. Но реально они получали две зарплаты: черную – 2000, и белую — тоже 2000 минус налоги, в итоге 1600. Т.е. реальная зарплата священника была 3600 р. Сейчас смешно про эти 400 р, но тогда (в 2003-2004 гг.) это были значимые деньги для нищих провинциальных попов.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/trete-litso-eparhii-chast-6/

Христиане России: требуем отменить статью 148 УК, предполагающую уголовное преследование за «Оскорбл

http://ahilla.ru/hristiane-rossii-trebuem-otmenit-statyu-148-uk-predpolagayushhuyu-ugolovnoe-presledovanie-za-oskorblenie-chuvstv-veruyushhih/
Мы, христиане разных конфессий, считаем, что практика преследования за «оскорбление чувств верующих» должна быть прекращена, как противозаконная, бесчеловечная и дискредитирующая христианство в России.

1. Не существует даже приблизительного определения «Чувств верующих», поэтому абсолютно невозможно судить за их оскорбление. Тем более, что христианские чувства – это любовь и милосердие, а вовсе не жажда возмездия.

2. Чрезмерная опека Церкви государством недопустима и неправомерна, поскольку РФ является светским государством.  Кроме того, эта опека приводит к тому, что религия часто используется как «ширма» для прикрытия политических афер и имперских амбиций.

3. Приговаривать к реальному сроку за слова, тем более, не содержащие ни угроз, ни призывов к насилию, не только несправедливо, но и бесчеловечно. Как христиан и просто как людей нас возмущает такая жестокость.

4. Уголовное преследование за «оскорбление чувств верующих» культивирует в верующих людях мстительные чувства и представляет христианство не как религию милосердия, а как агрессивный культ.

Исходя из этих соображений, мы требуем отмены статьи 148 УК в ее современной редакции. Мы считаем, что заявления об оскорблении чувств вообще не должны рассматриваться в уголовном правосудии. Поэтому также требуем пересмотра и прекращения уголовных дел, возбужденных по доносам об «оскорблении чувств верующих» — в частности, дела Максима Кормелицкого, осужденного на 1 год и 3 месяца колонии-поселения за перепост картинки с критикой крещенских купаний (ст. 282 ч.1 УК: «возбуждение ненависти либо вражды»), и дела блогера Руслана Соколовского, ловившего «покемонов» в храме и преследуемого за антирелигиозные ролики в сети  (ст. 282 ч.1 УК, ст.148 УК).

Мы, христиане, не нуждаемся в государственной защите от людей, высказывающих антирелигиозные взгляды.

Мария Рябикова, Елена Санникова, Дарья Масленникова, Татьяна Козак

Источник

Историк Алексей Мосин: Я считаю, что это просто глумление над правосудием

http://ahilla.ru/istorik-aleksej-mosin-ya-schitayu-chto-eto-prosto-glumlenie-nad-pravosudiem/

Комментарий по поводу приговора блогеру Руслану Соколовскому (признан виновным, 3,5 года условно) нашему порталу дал доктор исторических наук Алексей Мосин.

***

У меня такое впечатление, что это было глумление над правосудием. Я очень внимательно слушал речь судьи, все эти два с лишним часа — это кошмар. Я работаю последнее время с делами 37-го года — казалось бы разные вещи, но знаете — суть одна. Заранее известно, что будет с человеком. Еще до того, как она открыла рот, было ясно, что он будет обвинен. Его обвиняли по девяти пунктам, по всем он признан виновным. Там, где суд независимый, такого не бывает, как правило.



Мосин Алексей Геннадьевич

Collapse )

Елена Санникова: Процесс Соколовского – это политический процесс


Комментарий «Ахилле» дала Елена Санникова, христианский правозащитник. Елена уже приезжала в Екатеринбург и
выступала на суде по делу Руслана Соколовского на стороне защиты.

***

Первая реакция на приговор Руслану Соколовскому – это вздох облегчения: не взяли под стражу, не обложили непосильным штрафом, человек может жить на свободе, продолжать учебу, работать, помогать маме… Одним словом – обошлось!

Однако в такой вот реальности мы живем: за несколько видеороликов в сети человека могут привлечь к суду, промурыжить в СИЗО, под домашним арестом больше полугода, наградить уголовной судимостью, то есть – сломать человеку жизнь, невзирая на возраст, на жизненные обстоятельства. И все это – под предлогом защиты чувств верующих, откровенно лицемерным предлогом.

Ведь очевидно, что защита прав верующих тут ни при чем. Идет наступление на свободу слова, ужесточается законодательство, делается все для того, чтобы свести на нет все попытки сделать страну свободным демократическим государством. Вернуть ее к тоталитарному прошлому.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/elena-sannikova-protsess-sokolovskogo-eto-politicheskij-protsess/

Условный суд


Сегодня Верх-Исетский суд Екатеринбурга вынес приговор блогеру Руслану Соколовскому: 3,5 года условно. Предлагаем некоторые комментарии блогеров, общественных деятелей, верующих разных конфессий по поводу приговора.

***

Дмитрий Москвин, политолог, общественный деятель, Екатеринбург:

Не получается комментировать эти «три с половиной года условно» Руслану Соколовскому. Здесь либо смиренное приятие произвола, либо полное его неприятие. Иного не может быть. Этот судебный процесс — историческая мерзость. В России должны судить и осуждать коррупционеров, воров, убийц и насильников, а вместо этого суды тратят время на изыскания формулировок об «оскорблении чувств верующих».

У каждого человека есть чувства. И то, что творят власти всех уровней в России и с Россией — это оскорбление наших чувств.
Продолжение тут: http://ahilla.ru/uslovnyj-sud/