April 25th, 2017

Два главных поражения Церкви – свобода и любовь

Три года назад, 25 апреля 2014 г., скончался протоиерей Михаил Шполянский.

***

Из письма отца Михаила (24 января 2004 г.):

«»Откуда, например, взялся сам о. Михаил?»

Немного информации о себе. 1956 г. рожд., Спб, с младенческого возраста проживаю в Николаеве. С 73 по 79 — кораблестроительный институт. Три года в оборонном КБ, специализация – проектирование боевых надводных кораблей. Учился и работал «по призванию», мне это было очень интересно. Женился в 19 лет, 74-й год, жена Алла, пока не «размножились» безмерно, была художницей. Из института выгоняли два раза, столько же и из комсомола. Детей «своерожденных» трое — Александр (77), Илья (80), Дарья (86). Отец мой крещеный еврей, мать – «новоросская» нация: и русская, и украинская, и греческая, и турецкая кровь. В общем, чистопородный русский.

В 82 наехало на меня КГБ за «невосторженный образ мыслей», обвинили в шпионаже в пользу Австралии (не шутка!). История полутрагическая, полукомичная; от посадки спасла смерть Брежнева. Работал каменщиком, оператором котельных, бухгалтером в городской церкви. В 81 думал-думал, и надумал – есть Бог (до этого никого верующих в жизни не встречал). Раз есть – буду читать Евангелие. Здорово.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/dva-glavnyh-porazheniya-tserkvi-svoboda-i-lyubov/

Исповедь семинариста. Век XXI-й. Часть 2


Виктор Норкин

6

Что касается образования в семинарии, то я думаю, что сегодня уровень и качество образования в целом не выходит за рамки церковно-приходской школы, катехизаторского училища. В отдельных семинариях уровень может подниматься чуть выше, если в них преподают преподаватели из светских учебных заведений. Эти преподаватели пытаются дать студентам навык университетского образования. Конечно, в стенах семинарии даже такие благие попытки гасятся системой, потому что студенты часто отрываются от пар на различные послушания. Из-за высокого ритма «послушнической» деятельности внутри семинарии, студенты бывают не особо расположены к учебе в вечернее время, когда им дают, наконец, такую возможность. Отдельные люди пытаются учиться, что-то делают, но основная масса превращается в мешки, лежащие на кровати в апатии, унынии и усталости.

Каждый занимается своими делами, но только не учебой. Вообще желание учебы отбивается достаточно быстро в семинарской системе. В определенный момент ты понимаешь, что семинарский диплом — это бумажка, которая нигде не котируется и никому не нужна, которая ни на что в жизни не повлияет. Она не повлияет даже на твое карьерное положение в церкви, потому что карьера в церкви заключается в том, что желающий карьеры должен научиться использовать «непарный вырост дна ротовой полости позвоночных» (язык) в отверстии нижней части заднепроходного канала местного главного жреца, куратора храмовых хозяйств. Такая тактика достаточно быстро приводит к успеху и карьерному росту. Дипломы, хорошее образование в церковной системе ни на что не влияют. Поэтому имеет смысл закрыть семинарии и сделать только двухклассные церковноприходские школы. Ведь для вышеуказанных карьерных навыков достаточно бывает примитивного образования. «Отче наш …» знаешь? Креститься умеешь? Языком работаешь? Ты принят. Ты наш человек – системный.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/ispoved-seminarista-vek-xxi-j-chast-2/