March 28th, 2017

С другого берега

Татьяна Федорова

Глава 1

Моя церковная история начинается 13 июля 2002 года, в день попразднства святых апостолов Петра и Павла. Я думаю, то, что ей предшествовало, можно опустить. Скажу только, что с того дня, когда я первый раз в жизни высказала желание быть в церкви, до начала воцерковления прошло ровно 26 лет. В эти годы вместились советские гонения на верующих, родительский страх перед органами, порожденный ими невроз, долгие годы физически не пускавший меня на порог церкви, спонтанное крещение в Ленинграде летом 1989 года, неудачная попытка воцерковления во Всехсвятском храме на Соколе в Москве.

И вот июльским вечером я – совершеннейший неофит, не разбирающийся ровным счетом ни в чем, не имеющий ни малейшего представления о раздирающих духовную жизнь Зарубежья проблемах, оказалась в компании двух старших друзей на пороге обычного трехэтажного монреальского дома. Мне пояснили, что это монастырское подворье, что внутри здания организована небольшая домашняя церковь с трапезной, и что там же живет епископ Сергий, фактически возглавляющий монреальскую епархию.

Продолжение тут: http://ahilla.ru/s-drugogo-berega/

Герцоги, графы и бароны — феодализм в РПЦ


диакон Андрей Белоус

Напоминаем, что мы предлагаем священнослужителям принять участие в проекте «Исповедь анонимного священника», скачав Анкету и ответив на вопросы. Только просим отвечать развернуто, чтобы было интересно, а не просто «да, нет», и рассказывать про свой опыт, а не общими словами, что «все священники живут по-разному». Также напоминаем, что анонимность публикации гарантируется, но автор-священнослужитель должен подтвердить свою личность для редакции. Если вы не доверяете редакции «Ахиллы», то не стоит и присылать анкету. А если священнослужитель готов написать открыто, то мы будем рады предоставить площадку смелому батюшке.

***

Есть ли разница между Церковью, в которую ты пришел когда-то, и РПЦ, в которой оказался?

Трудно сказать: когда я в нее приходил, я не видел ее внутренней жизни. Тем более, что это и была РПЦ. Просто, когда не видно внутренней кухни, кажется, что все хорошо и благостно, но когда знакомишься с этим, то все совсем не так при любом патриархе и в любое время.

Что изменилось для тебя за последние 8 лет власти Патриарха Кирилла?

К сожалению, не так много и, в основном, не к лучшему. Внешнему человеку кажется, что патриарх — это кто-то вроде Римского Папы, слово которого что-то значит, и которого слушают если не за совесть, так хоть за страх. На деле же отношения совершенно феодальные. При минимуме лояльности и максимуме отчислений можно не обращать внимания даже на указания прямого начальства, не говоря о далеком московском, которому больше нечего делать, как наказывать сельских настоятелей за не тот цвет камилавки.
Продолжение тут: http://ahilla.ru/gertsogi-grafy-i-barony-feodalizm-v-rpts/